«Обращений по выбросам стало меньше»: как на ЧМК очищают воздух и воду

«Обращений по выбросам стало меньше»: как на ЧМК очищают воздух и воду

«Обращений по выбросам стало меньше»: как на ЧМК очищают воздух и воду

74.RU

Последние два года жалобы от жителей на выбросы есть, но их стало меньше, отметили экологические общественники, которых позвали на «Мечел» посмотреть на модернизированные участки производства. Как выяснилось в ходе экскурсии, причины этому в том, что в последнее время «Мечел» взялся за обновление оборудования. Как всё это работает, сотрудники завода показали журналистам и общественникам.

CПРАВКА
За последние годы «Мечел» подписал несколько экологических соглашений с властями, где обязался выполнить целый ряд экологических программ и снизить влияние на воздух и воду Челябинска. При подписании последних соглашений с губернатором Алексеем Текслером в 2020-м и 2021-м компания обещала до 2024 года снизить объем выбросов на 15 000 тонн в год, водных сбросов — в три раза. На эти цели в «Мечеле» выделили 14,5 миллиарда рублей.

Куда сбрасывают стоки с завода?

Сегодня на «Мечеле» изготавливают разную продукцию — от арматуры до рельсов. Почти в каждом цеху образуются стоки, которые нужно куда-то сбрасывать. Ранее завод сливал их в три пруда-отстойника — Першинский, Каштакский и Баландинский, сейчас планирует работать только с последним.

— Першинский пруд полностью очищен от стоков и закрыт. Каскад четырех Каштакских прудов ждет то же самое. А Баландинский мы будем использовать и далее, но по мере накопления отложений чистить его, а воду повторно использовать в производственном процессе, — заметил директор департамента по экологии и природоохранной деятельности «Мечела» Олег Долматов.

За год на Баландинском пруде-отстойнике извлекли более 51 тысячи кубометров ила. Это делает один землесосный снаряд, уже в июне ему на помощь придет второй: в час они смогут доставать по 100 кубометров ила.

Но завод не только сбрасывает воду в пруд, но и забирает ее: 4 тысячи кубометров — с Баландинского пруда и примерно столько же — с Миасса. Чтобы снизить нагрузку на реку и закольцевать цикл внутри предприятия, «Мечелу» осталось соединить несколько труб. Этот процесс позволит значительно уменьшить забор воды из Миасса.

— У нас есть один сложный участок, где идут 11 железнодорожных путей. До конца июня планируем сделать прокол под землей длиной 85 метров, провести трубу и соединить с имеющимися участками снаружи. Новый трубопровод и более мощная насосная станция нужны нам для увеличения объема используемой воды в замкнутом производственном цикле, за счет этого мы минимизируем сброс сточных вод в Миасс, — объяснил Долматов.

— Мы также готовимся к установке на пруду нового маслоулавливающего оборудования. Это потребует 30 миллионов рублей вложений. А пока мы экспериментально заселили Баландинский пруд бактериями хлорелла. Они питаются нефтепродуктами. По результатам уже видим очевидный эффект: вода стала чище, — подчеркивает операционный директор ЧМК Сергей Фомченко.

Сталь есть, выбросов нет

После пруда общественников с журналистами повезли показать, как устроена газоочистка в цехах, где плавят сталь и делают из нее металлопродукцию.

Первым пунктом стал кислородно-конвертерный цех, где плавят сталь. В прошлом году здесь с большой помпой обновили третий и последний конвертер.­ Теперь к этой стальной махине внизу пристроена огромная коробка газоочистки. В нее заводятся все выбросы от выплавки стали, потом уже очищенный воздух уходит в атмосферу — на подъезде ничего подозрительного из труб не видно. На проект потратили 3 миллиарда рублей. Благодаря обновленной газоочистной установке количество взвешенных частиц в воздухе уменьшилось на 30% по сравнению со старым агрегатом, то есть на 74 тонны в год.

— В этом цехе мы производим сталь путем окисления жидкого чугуна. Происходит экзотермическая реакция с выделением тепла и углеводорода. Но в самом конвертере содержание СО снижается с 4 до 1%, — говорит заместитель начальника кислородно-конвертерного цеха Никита Маценко. — Система управления автоматическая, происходит круглосуточный анализ очистки. И если вдруг нештатная ситуация, процесс останавливают.

Режут сталь газом и кислородом

Потом готовая сталь подается в агрегат литья заготовок. На комбинате их несколько. Общественникам показали машину номер 5. Интересно, что разливают сталь по формам закрытым способом — металл находится в трубах с инертным газом, без доступа кислорода, благодаря чему продукт остается чистым, окисления не происходит. А значит, в воздух не попадают вредные частицы.

Система газоулавливания в цехе имеется — она выглядит как огромный купол над раскаленной заготовкой.

— Мы режем стальные заготовки природным газом и кислородом. Это единственный открытый участок, поэтому над ним установили вытяжной шкаф, который фильтрует воздух, — рассказывает заместитель начальника кислородно-конвертерного цеха Никита Маценко.

Аспирация в рельсобалочном стане

Отсюда стальная заготовка поступает уже на рельсобалочный стан, где катают рельсы и строительную балку. Аспирация, то есть улавливание взвешенных частиц в воздухе, здесь применяется на каждом этапе производственного процесса. Этот цех запустили на «Мечеле» в 2013 году. Рельсы поставляют для высокоскоростных магистралей РЖД и метрополитенов, а также за границу. Балка востребована на крупных стройках.

Тут действует закрытый оборотный цикл: охлаждающая горячую заготовку вода очищается тут же в специальных отстойниках и снова подается на производство.

Выбросы в воздух образуются при охлаждении заготовки — система аспирации газов работает в режиме 24 на 7 и поглощает все вредные вещества. Выглядит она как мощная труба с улавливающим раструбом.

Далее заготовку обжимают валки, через пару минут она превращается в рельсы или балку. Продукцию окунают в специальный раствор для закалки стали.

— В этом цеху делали замеры, и вредных выбросов нет, даже когда раскаленный до 900 °С рельс окунается в полимер. Благодаря консистенции полимер не кипит, а значит, не испаряется, — пояснил руководитель цеха.

А есть ли эффект?

— В 2014–2016 годах летом был затяжной смог. Последние 2 года мы такого не наблюдаем, — заметил замминистра экологии Челябинской области Виталий Безруков. — Получить экологический эффект по щелчку пальцев в сжатые сроки сложно, но мы всё равно стремимся выполнить все мероприятия по нацпроекту раньше 2024 года, чтобы жители быстрее увидели эффект.

По словам руководителя организации «АнтиСмог» Евгения Малёнкина, их приемная постоянно принимает жалобы от челябинцев. Если сравнить количество обращений от жителей до подписания соглашения с губернатором Текслером и сейчас, их число снизилось.

Что не увидели общественники?

Увидели приглашенные не всё — времени не хватило. Со слов сотрудников комбината, еще здесь решили вопрос утилизации конденсата коксового газа. Отремонтировали на агрегатах все конденсатоотводы и наладили систему сбора конденсата в цистерны для дальнейшей переработки на «Мечел-Коксе».

— Мы провели капитальный ремонт одной из трех доменных печей. Домны и конвертеры — основные сталеплавильные агрегаты на комбинате, и они же были основными загрязнителями. Теперь большая их часть обновлена. В ближайшее время на новой домне установим систему аспирации, — подчеркнул директор департамента по экологии и природоохранной деятельности «Мечела» Олег Долматов.

По итогам увиденного смягчили свою позицию даже непримиримые борцы за экологию.

— Мы увидели, что ЧМК открыт для общения и демонстрирует свои экологические проекты — это очень важно. Любую модернизацию производства, любые экологические улучшения мы приветствуем. На производственных объектах мы увидели значительные вложения в реконструкцию. Теперь самое основное, чтобы этот процесс продолжался и давал больше результатов. В последнее время мы констатируем снижение количества жалоб жителей на запах, — отметил исполнительный директор челябинской региональной экологической организации «АнтиСмог» Евгений Малёнкин.

— Сегодня я увидел, что «Мечел» готов на конструктивный диалог и показывать, что сделал. Исходя из увиденного, могу сказать, что сделано немало и на высоком уровне. И я надеюсь, далее мы увидим и другие объекты, которые вызывают у экологов вопросы, чтобы убедиться: всё идет по заявленной программе, ничего от общественности не утаивается и «Мечел» открыт для обсуждений, — прокомментировал председатель челябинского отделения Всероссийского общества охраны природы» Владимир Брижанин.